Человек между биологией и культурой



Скачать 64,57 Kb.
страница2/2
Дата06.01.2020
Размер64,57 Kb.
Просмотров1
Скачиваний0
ТипСтатья
1   2
этология объединила естественную историю с изучением поведения животных в натуральных условиях, и университетскую лабораторную науку. В 1970-е годы появляется идея социобиологии – дисциплина, соединившая теорию естественного отбора, этологию и знание о человеке. Социобиологи считали, что достичь единства знаний, которое отсутствовало в науках о человеке, можно лишь, переосмысливая культуру с позиций биологии.

Корни этологии уходили в период до начала Первой мировой войны. Некоторые ученые и знатоки естественной истории стремились к непосредственному знанию о живой природе. Общества желали познать «естественное животное», поэтому они отдавали предпочтение натуральному, а не искусственному. Датчанин Николас Тинберген и австриец Конрад Лоренц разработали строгие способы наблюдения за животными, в которых животные и не подозревали присутствие человека. Тем самым ученые прояснили понятие инстинкта и начали исследования наследственных образцов поведения. В 1939 году Лоренц сравнивал одомашнивание животных с вредным влиянием жизни в городах, а в 1963 году — истолковал политическую активность в терминах нарушений агрессивных инстинктов. “Агрессия, — писал он, — это такой же инстинкт, как и все остальные, и в естественных условиях так же, как и они, служит сохранению жизни и вида. У человека, который собственным трудом слишком быстро изменил условия своей жизни, агрессивный инстинкт часто приводит к губительным последствиям… Этология знает теперь так много о естественной истории агрессивности, что уже позволительно говорить о причинах некоторых нарушений этого инстинкта у человека”.

После Лоренца многие ученые стали выявлять у животных человеческие черты: агрессивность, территориальные притязания, способность к выражению эмоций. Основа для человеческих действий, фундамент человеческой природе были поддержаны объективным биологическим наблюдением.

Цель биолога Гарвардского университета – Уильсона – создание новой науки – социобиологии, которую он определил как “систематическое исследование биологической основы всех форм социального поведения, у всех организмов, включая человека”. “Наука, — писал он, — скоро сможет изучать происхождение и значение человеческих ценностей, лежащих в основании этических заповедей и большей части политической практики”. “Существует предел, лежащий, может быть, ближе, чем нам дано осознать, за которым биологическая эволюция начнет поворачивать культурную эволюцию вспять”. Уильсон представлял те способы, которые, по его мнению, могли предсказывать человеческое поведение. Он выбрал четыре категории поведения: агрессию, секс, альтруизм и религию. Уильсон считал, что знание генетических стратегий лежит в основании всей науки и что генетические стратегии – это самое важное основание человеческой природы. “Гены держат культуру на поводке. Поводок этот довольно длинный, но он с неизбежностью будет сдерживать ценности в соответствии с их влиянием на генетический пул… Человеческое поведение — как и более глубоко лежащая способность эмоционального реагирования, которая нас побуждает и нами руководит — это циклическое устройство, посредством которого генетический материал человека был и будет сохраняем в неизменности. Доказать, что нравственность имеет более важное конечное назначение, невозможно.

Феминисты – противники Уильсона. Традиционные взгляды на гендер (gender), против которых они боролись, всегда опирались на привлекательность. Именно привлекательностью обладало все «природное». Другие, напротив, искали естественные феномены, такие как гетеросексуальность, семья, собственность, стремление к материальному вознаграждению.

С 1970-х годов точка зрения, отдающая предпочтение гендеру, повлияла на многие аспекты наук о человеке. Стало невозможным писать о “человеческой природе” вообще, не задаваясь вопросом о мужчине и женщине. В связи с этим значительный интерес вызывали культура, биология, история сексуальности и вопрос о происхождении и характере различий между людьми.

По этому поводу французские феминисты предложили свою точку зрения. Одна феминистка, Элен Сиксу, заметила, что “никто больше не может говорить о “женщине” или “мужчине” без того, чтобы не оказаться в идеологическом театре, где умножение репрезентаций, образов, отражений, мифов, идентификаций трансформирует, деформирует и переделывает все концептуализации до самого основания”. «Мужчина» и «женщина» - это культурные конструкции, и не существует такого мнения, которое обеспечивало бы независимый взгляд на вещи.

Роберт М. Йеркс, создавая лабораторную колонию шимпанзе, исследовал поведение и сообщество предсказывать и контролировать человеческую природу. “Особенностью нашего плана использовать шимпанзе как экспериментальное животное, — признавался он, — всегда была задача сделать его понятным и поддающимся научному определению, а не пытаться сохранить его естественные характеристики. Мы верили, что нужно сделать из животного объект для лабораторных исследований, настолько близкий к идеальному, насколько это практически осуществимо. С этим была связана надежда на то, что потенциальный успех послужит для демонстрации возможностей пересоздания человеком самого себя на основе общепринятого идеала”.

По его мнению, наука служит улучшению жизни, у него не было различий между «прикладной» и «чистой» наукой. Йеркс также предполагал сходства между лабораторными шимпанзе и «домашними» мужчиной и женщиной. Он брал идеалы культуры, в которой жил, и проецировал их на приматов, а полученные знания применял для описания человеческой природы.

Идеал эпохи Просвещения — показать человека “таким, какой он на самом деле”.

В 70-е годы ХХ столетия утвердилось мнение, что существуют константы памяти, цветового восприятия и т.д., которые являются общими для всех людей, то есть частью универсальной человеческой природой. Исследователи заключили, что даже если у человека есть какие-то биологические константы, все равно в каждом отдельном случае мы имеем дело с конкретными людьми, чья природа получает выражение только через определенные культурные формы.

Сущность вышеизложенного сводится к тому, что на протяжении века ученые были как на стороне культуры, так и на стороне биологии. Они склонялись к различным точкам зрения, приводя свои аргументы и доказательства.

В итоге можно сказать, что становление человека как индивидуальной личности зависит, в первую очередь, от среды, в которой растет человек. Но и не следует отрицать биологическое наследие.

       Литература



  1. Цит. по: Greene J.C. Darwin and the Modern World View. Baton Rouge: Louisiana State Univ. Press, 1961. Р. 101. Статья Ф. Добжанского "Мифы о человеческом предопределении и о tabula rasa.

  2. Ibid. P. 112.

  3. Цит. по: Degler C.N. In Search of Human Nature: The Decline and Revival of Darwinism in American Social Thought. N.Y.: Oxford Univ. Press, 1991. Р. 209.

  4. Лоренц К. Агрессия (так называемое "зло"). М: Прогресс, 1994. С. 6.

  5. Wilson E.O. On Human Nature. Camb., MA: Harvard Univ. Press, 1978. Рр. X, 5, 96, 80.

  6. Ibid. P. 167.

  7. Цит. по: Morawski J.G. (ed). The Rise of Experimentation in American Psychology. New Haven: Yale Univ. Press, 1988. Р. 81.

  8. Цит. по: Evans M.N. Fits and Starts: A Genealogy of Hysteria in Modern France. Ithaca: Cornell Univ. Press, 1991. Pp. 204-205.

  9. Цит. по: Haraway D.J. The Biological Enterprise: Sex, Mind, and Profit from Human Engineering to Sociobiology //
    Simians, Cyborgs, and Women: The Reinvention of Nature. N.Y.: Routledge: Free Association Books, 1991. Р. 47.

  10. Haraway D. J. The Past Is the Contested Zone: Human Nature and Theories of Production and Reproduction in Primate Behaviour Studies, in Haraway (1991). Р. 23.



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2


База данных защищена авторским правом ©biolobo.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница