Специальная дрессировка собак 12 авт


СЕКРЕТНЫЕ МЕТОДЫ ДРЕССИРОВКИ



страница95/158
Дата24.10.2018
Размер3,6 Mb.
Просмотров1200
Скачиваний0
1   ...   91   92   93   94   95   96   97   98   ...   158

СЕКРЕТНЫЕ МЕТОДЫ ДРЕССИРОВКИ

Моя первая книга о собаках «Обреченные на любовь» вышла в свет в Калининградском издательстве сразу после начала перестройки. Тогда было большой смелостью вставить в нее несколько абзацев о методах дрессировки собак в спецвойсках Вермахта. Об НКВД, КГБ и подобных организациях я вообще не заикался.

Сейчас эта книга стала библиографической редкостью. Отрывок из нее приведен в этой главе частично. Возможно в следующих изданиях серии я расширю тему. В этом очень помогли бы ваши письма с критикой и вопросами. Пишите на адрес издательства, письма мне передадут.

Оговоримся сразу. Не надейтесь найти в этих методиках нечто из ряда вон выходящее. В конечном итоге любая специальная дрессировка стремится добиться одной и той же цели – научить со баку спецслужбе: розыскной, следовой работе, охране и задержанию людей, поиску наркотиков или взрывчатых веществ. Эти специальные задачи весьма разнообразны.

Вот, например, для слежки за «шпионом» Пеньковским комитетчики применяли мелких собак, натасканных только на его запах. Прогуливающиеся с болонками или шпицами старички и старушки не вызывали у Пеньковского подозрения, тем более, что «вели» его на значительном расстоянии, постоянно подменяясь в слежке.

Должен добавить, что в для спецслужбы не применяют собак ШИРОКОГО ПРОФИЛЯ. Собака с самого начала ориентирована на одну конкретную задачу, например – на поиск стрелянных гильз, и эту работу она выполняет безукоризненно.

Мне доводилось в 60-е годы, когда судьба занесла меня в милицейский питомник, готовить, по заказу Иркутского КГБ двух собак для поиска наркотиков. Сроки были настолько сжатые, а требования ГБ-шников на столько категоричны, что пришлось учить собак самым ЖЕСТОКИМ методом – превращать их самих в наркоманов.

Были закуплены кобель и сука русского спаниеля двухгодовалого возраста, достаточно послушные городские псы, выполнявшие у своих старых хозяев роль не охотничьих, а декоративных псов. Меня полностью освободили от работы на питомнике областного уголовного розыска, где я числился заместителем его начальника капитана Любимцева. С меня взяли соответствующую подписку о неразглашеннии, выдали определенное количество «травки», «порошка» и сырца и дали тридцать дней – месяц. (Зарплату, надо сказать, не повысили, премию не пообещали).

Не спорю, обученные мной спаниели, принесли много пользы. Сперва рынок, а потом и вокзалы, аэропорты контролировали они в сопровождении одетых в штатское комитетчиков. И безошибочно, как собаки – саперы, находили наркотик в закрытых наглухо чемоданах, в замаскированных среди ящиков с фруктами целлофановых пакетах, в других местах. И все таки горечь за этих собак до сих пор гложет мне душу.

К сожалению, и нынче большинство нерадивых кинологов под давлением начальства ускоряют дрессуру собак спецслужб подобными не корректными методами.

Тут мы можем сразу рассказать о быстрейшем и результативнейшем методе в отработке с собакой задержание человека.

Берется смелая агрессивная собака и натравливается на живого человека. На человека со связанными руками, босого.

В Нальчике была международная школа собаководства служб МВД. Учились там кубинцы, поляки, чехи. Русские тоже. В этой школе в 1970 году мне показывали трофейные ленты фашистского времени. Очень впечатляюще выглядело задержание двумя доберманами человека в полосатой одежде. Не знаю, в каком концлагере проводились эти съемки, человеку дали отбежать метров на двадцать, а потом пустили собак.

Не прошло и минуты, как у жертвы были откусаны, вырваны все выступающие части тела: нос, пальцы, половые органы. Нелепый, окровавленный обрубок агонизировал на земле, а доберманы в своей обычной «змеиной» манере «жалили», догрызали это тело.

Доберманы любят работать в паре и на задержании два добермана опаснее четырех овчарок. Огромная реакция, коварный метод атаки, неукротимый азарт ярости. Столь же прекрасно работают доберманы по следу. Служебное собаководство не знает другой, столь чуткой породы.

Интерпол применяет следовых доберманов тоже в паре, об этом мы еще расскажем.

В свое время гениальный полководец А. Македонский «поставил под ружье» ЧЕТЫРЕ тысячи собак. Огромные мастифообразные псы, одетые в попонки из кольчуги обращали вспять не только пеших и конных воинов, но, даже, боевых слонов персов.

Гитлер имел в своей армии ЧЕТЫРЕСТА тысяч отлично обученных собак. Большую их часть составляли знаменитые, универсальные немецкие овчарки, но не мало было и других, серьезных в служебном, боевом отношении пород: ризеншнауцеры, доберманы, немецкие доги.

Овчарки, применяемые для охраны и сопровождения высших офицерских чинов Вермахта, отличались короткой черной шерстью и огромными (для овчарки) размерами. В основном же ставка делалась на невысоких, (стандарты немецкой овчарки в холке в то время были сантиметров на десять меньше), «коренастых», с крепкой нервной системой псов.

Отбраковка по физиологическим, а главное, – по психологическим факторам шла очень жестко. В разведении принимало участие все население. В результате через небольшой срок Адольф имел в различных службах, ведомствах почти миллион четвероногих помощников.

Хотя до начала войны фашисты не натаскивали, по крайней мере открыто, собак на живых людей, методика дрессировки была жесткой.

Например, после предварительных занятий по невзятию пищи, разбросанной возле места дрессировки, заключительный этап проводился с применением ЯДА.

Известно что волки, собаки, шакалы, лисы обладают удивительной «защищенностью» от попыток их отравить. Если в отравленном куске мяса яда будет много, животное этот кусок срыгнет и никогда больше отравленную приманку не возьмет. Если яда будет мало, срыгивание произойдет, когда он уже частично проникнет в организм. Животное переболеет и сделает вывод на всю жизнь.

Немцы клали в пищу-провокацию повышенные дозы яда. Часть собак погибала. К этому немцы, верные поклонники расовой теории о выживание сильнейших относились хладнокровно. Часть собак срыгивало вовремя. Часть вообще не прикасалась к пище, памятуя прежние занятия, которых им оказалось достаточно.

Не менее жестко проводились дрессировки по общему курсу послушания. Собаки работали чрезвычайно четко, хотя в этой работе было что-то от бездушных механизмов. Не удивительно, дрессировка, основанная в основном на принуждении, редко порождает веселость у дрессируемого. Но немцы с присущей их нации прагматичностью добивались от четвероногих солдат беспрекословного, четкого исполнения приказов, а не веселости. Как, в прочем, и от человеческих солдат.

Натаскивание на человека происходило поэтапно. Этап первый – ГРУППОВАЯ атака молодыми собаками говяжьей или бараньей туши, одетой в человеческую одежду. Туша подвешивалась над землей, псы рвали одежду, стремясь побыстрей дорваться до мяса.

(Вспомним наши занятия по защитно-караульной службе, когда псы хватают ватный дресскостюм, стараясь не ущипнуть, хоть случайно, голое тело).

Этап второй – НАПАДЕНИЕ на помощника, одетого весьма своеобразно.

Дрессхалат, проложенный пористой резиной, а изнутри подбитый пробкой. И кусать приятно, и дрессировщика не покалечишь. Вокруг шеи брезентовый пожарный шланг, спереди передничек из куска автомобильной покрышки, а на лице фехтовальная металлическая маска. В руках короткая палка.

Поощряются нападения на горло, на пах, где такой «вкусный» передник. Защита от палки на усмотрение пса. В дальнейшем палка заменяется пистолетом с холостым, неопасным но обжигающим и громким холостым зарядом. После первого же знакомства с этим пистолетом собака не позволит более никогда направить его на нее.

После стопроцентного усвоения общего курса дрессировки (он в то же время был значительно упрощенней, чем сейчас), после уверенной атаки на помощника с любым вооружением, а потом – и на двух, собак отбирали по проявленным способностям и начинали готовить более специализированно.

Часть их ювелирно отработанными методами обучали охранять определенных начальников. Тут главенствовал любопытный способ обучения многим командам через одну – направляющую.

В сущности, многие команды всегда подразумевают разнообразные действия. Дав команду «ищи» и бросив вещь в кусты, мы задействуем и движение вперед, челноком, и работу обоняния, и многое другое. Но немцы последовательно и конкретно учили собаку – защитницу, собаку-охранницу, исходя из команды «чужой» полностью обездвиживать гостя, человека, к которому относится эта команда, но не нападать на него без оснований. Впрочем, они применяли другую команду – команду «внимание» / «ахтунг»/.

(Напомню, что для пса совершенно безразличен набор звуков, ориентирующих его на то или иное действие. Подбирайте команды сами, это ваши личные, домашние, в чем-то даже секретные команды. Я, например, вместо команды «чужой» тихонько говорю своему псу: «чиж»).

В этой специальной дрессировке главными были три команды: «чужой», «спокойно», «свой». Каждая из них подразумевала целый комплекс команд, комплекс действий, особый стиль поведения.

Получив команду «свой» и обнюхав, запомнив человека, собака в дальнейшем была к нему совершенно равнодушна. Этот человек мог придти в дом ее хозяина во время отсутствия того, вынести все вещи – собака была индифферентна, Не мог этот человек делать только три действия: пытаться напасть на хозяина, причинить ему вред, попытаться гладить собаку или командовать ей, кормить эту собаку, или даже предлагать ей пищу.

На предложение пищи эти собака-охранницы реагировали в случае первой вводной команды «свой» одинаково – сбивали этого человека с ног и охраняли его до прибытия хозяина.

Команда «спокойно» давала возможность человеку, к которому она относилась, некоторую свободу действия. Естественно, нападение на хозяина, обращение к собаке – строжайшее табу и пресекается ею мгновенно. Кроме того, уходя, он не мог вынести из дома даже спичку. Пес сразу останавливал нарушителя на выходе грозным рыком. Но в целом человек, опекаемый командой «спокойно», мог передвигаться по комнате, не делая резких, угрожающих движений, вести себя более-менее развязно. И, в случае «нарушений» этих границ, на него не нападали без предупреждения, пресекая «нарушителя» рычанием.

Вы читаете все это, а сами, вижу, думаете: как же обездвижить человека при помощи собаки, да еще одной единственной командой? Расскажу. Но прежде, все-таки, повторюсь: вводная команда, подразумевающая серию других команд, комплекс поведенческих и двигательных рефлексов, отнюдь не так сложна. Мы, порой, невольно вырабатываем у собак их сами, не подозревая об этом.

Например, собака привыкла к очередности снарядов на площадке: бум, барьер, лестница. Преодолев один снаряд, она аж повизгивает от нетерпения перейти к следующему. Это называется динамическим стереотипом. В некоторых случаях он полезен. Спортсмены, отрабатывающие определенные движения, доводят их до автоматизма, закрепляя в себе тот же самый рефлекторный динамический стереотип. Этим мы пользуемся и в более сложной дрессуре. Надо только, чтоб КАЖДАЯ СОСТАВЛЯЮЩАЯ КОМПЛЕКС КОМАНДА была предварительно уже отработана.

Команда «чужой». Человек опасен, за каждым его движением надо следить. Вот он пытается сунуть руку в карман. Грозный рык, оскаленная пасть пса у его кисти. Опасное движение предотвращено. Человек, увлекшись разговором, чуть наклоняется к хозяину. На сей раз зубы собаки у его горла,/если он сидит/ или паха, /если стоит/.






Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   91   92   93   94   95   96   97   98   ...   158


База данных защищена авторским правом ©biolobo.ru 2019
обратиться к администрации

    Главная страница